Архив Хронология Свиток Форум Скрипторий
Эпохи



Врата Времени / Свиток /

Людовик XI

М.С. Бабичева

, вашим величеством!

- Не может быть! — возражали ему. — Какой же король разгуливает по рынкам?

Гостями города и в самом деле были король Людовик XI и Тристан Пустынник, старшина парижского купечества, вскоре прослывший ближайшим советником короля.

- Ну как, кум, слыхал? — обратился Людовик к Тристану. — Все горожане за меня! Опираясь на них, я, пожалуй, смогу обуздать своеволие сеньоров!

На следующий день, с рассветом, потолковав с кем нужно, король и его спутники незаметно покинули город.

В полутемном покое Амбуазского замка Людовик XI, покусывая гусиное перо, лично составлял ответное письмо миланскому герцогу Сфорца. У этого итальянского политика король Франции учился разъединять своих врагов, сея взаимное недоверие, ловко использовать разлад и сталкивать противников лбами.

К услугам короля было немало тайных агентов и шпионов. Их содействие, подкуп, хитрость, лесть по отношению к могущественным феодалам помогали Людовику постепенно избавляться от тех, кто мешал ему объединить Францию. Памятуя старую истину, что одна неудачная битва может свести на нет усилия долгих лет, Людовик стремился добиться гораздо большего умом и коварством.

Вскоре после коронации Людовика XI Карл Смелый объединил враждебных королю феодалов в созданной им <Лиге общественного блага>. Члены этой лиги объявили, что готовы во имя защиты своей свободы низложить короля-тирана. Но словами о свободе сеньоры прикрывали стремление установить неограниченное господство знати.

В письме к миланскому герцогу Людовик подводил итог борьбе: рассказывал, как ему удалось разрушить лигу. Заканчивая письмо, Людовик подумал, что ни тонкое коварство, ни деньги не привели бы его, пожалуй, к успеху, если бы на стороне короля не стояло большинство населения Франции.

От этих размышлений короля отвлек легкий шорох. Из-за раздвинутых драпировок показался человек невысокого роста с длинным носом и тонкими губами, скромно одетый во все черное. Небольшие глаза его, в которых светились ум и хитрость, живо и испытующе смотрели на короля. В руках он нес поднос для бритья и полотенце. Это был королевский брадобрей Оливье, прозванный Дьяволом, любимец Людовика и ближайший его советник. Людовик привлекал к себе людей, вышедших не из феодальной среды, и доверял им. Своего брадобрея король понимал с одного взгляда:

- Я вижу, у тебя есть новости? — Людовик отложил в сторону недописанное письмо и прищурил усталые глаза. Оливье помолчал с минуту, потом произнес:

- Карл Смелый опять затевает восстание против вас, государь. Я знаю это от одного верного бургундца — он получает от меня деньги. — Сказав это, Оливье приступил к бритью.

Король задумался. Оливье знал, что в такие минуты должна царить тишина. Молча окончив бритье, он встал у окна, ожидая, когда его повелитель заговорит.

- Ну вот что, кум, — нарушил молчание Людовик, — позови сюда Тристана и Балю, я хочу знать их мнение по этому вопросу.

Через некоторое время Дьявол вернулся в сопровождении кардинала Балю и Тристана. Голос Людовика, обычно звучный, сделался глуховатым и низким:

- Этот бургундец собирается напасть на нас. Я знаю, его поддерживает мой брат, с ним заодно почти все герцоги и графы. У них большое войско. Что бы вы, куманьки, посоветовали предпринять?

- Хорошо бы изловить Карла Бургундского, казнить или посадить в клетку, — мрачно произнес Тристан.

- Но ведь ты знаешь, куманек, что это невозможно, — возразил Людовик.

- А вы, ваше преосвященство, что думаете? — обратился король к Балю.

Кардинал, полный пожилой мужчина с седой головой, одетый в шелковую алую мантию, подбитую горностаем, сказал:

- Ваше величество, я бы посоветовал вам назначить свидание Карлу и лично с ним переговорить.

- Неужели вы думаете, что Карл согласится приехать ко мне? — спросил король, бросая на Балю насмешливый взгляд.

- Но, ваше величество, он с удовольствием примет вас у себя.

- Ручаетесь ли вы за безопасность государя? — произнес молчавший до тех пор Оливье.

- Если он даст честное слово не посягать на жизнь короля, то его выполнит: ведь он считает себя настоящим рыцарем.

Карл Смелый, ставший после смерти Филиппа Доброго герцогом Бургундским, был главным противником Людовика. Влад

« Назад | Cтр.: 2 | Далее »


<— В раздел Эпоха открытий


О проекте | Контакты ©2005-2006 TimeGate.ru